And Then There Were None

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Пристань

Сообщений 31 страница 36 из 36

31

(Начало игры)

Что могло быть лучше путешествия на райский остров, открывающий тебе безграничные возможности? Наверное, только если к этому острову придется добираться на комфортабельном корабле с солнцем, выпивкой и сплетнями под боком.
Надо сказать, что происхождение молодого человека позволяло ему проводить больше времени без помощи туалета - морская болезнь не била тех, кто в море провел свое детство. А характер позволил избежать скучных бесед на тему "Кто такой этот мистер Оним?" или "Почему вы решили попытать удачу в этом эксперименте?". Изредка, в баре или на солнцепеке, на шезлонге Ноа встречался с незнакомцами и незнакомками, убеждавшими себя, что это их приключение - шанс на хороший отдых, понимание себя и самого экспериментатора. В оставшееся время Грей привыкал к своему новому имени, которое, по мнению его самого, подходило ему лучше, чем то, чем его родители одарили.
Если одно имя способно сделать бессмертным, то я на голову выше остальных уже!
Погода не изменяла в течение всего путешествия, также, как и не изменила себе в день прибытия "Королевы Виктории". Парень был на ногах с самого утра, а если быть точным, то и вовсе глаз не сомкнул: к концу их путешествия гости, что все же решились держаться не за унитаз, а за возможность получить от Онима хоть что-то, собрались на игру в покер. От участия парень отказался, так как не имел ни средств, ни удачи, а как начинал выигрывать, так и вовсе терялся, однако насладился игрой. Победителя впрочем не оказалось, игра ограничилась "перетягиванием каната" от игрока к игроку. В итоге каждый отправился с постель с тем капиталом, что и пришел. Ночь же вовсе доканывала. Каждая минута, каждая секунда тянулась, превращаясь в часы, недели, годы... Несколько раз молодой человек вставал с постели, прохаживался по каюте, умывался и брал книгу. Но не успев и начать читать бросал это занятие и падал на постель.
К четырем утра сидение в каюте стало невыносимым и парень вышел подышать свежим воздухом, захватив джемпер - днем корабль изнывал от жары и палящего солнца, а ночью все прятались у себя от холодных брызг, соли и бриза. Несколько минут Трейси составлял компанию перилам, глядя поминутно то на волны, то на линию горизонта. Спустя, как показалось парню, очень долгого такого времяпрепровождения, он сменил компанию, отдав теперь предпочтение шезлонгу. А расположившись в нем на несколько минут и вовсе потеря счет времени заснув.
Яркие утренние лучи разбудили молодого человека. Ноа поднялся, потянулся и обыкновенно взглянул вдаль - теперь вместо нескончаемой полоски воды, на горизонте виднелась земля, а это значило, что еще до полудня они причалят к острову.
Бегом мужчина спустился обратно к себе, умылся, привел себя в порядок и поспешил собрать вещи. Благо их оказалось немного - щетка, немного одежды, книга, брошенная на пол вчера ночью... так, мелочи. Дожидаться причала мужчина стал в каюте.

Как только сигнал был дан, самые нетерпеливые оказались уже на земле. Кто с облегченным вздохом, кто-то еще не мог оправиться от тошноты. Светские беседы более не волновали никого теперь. Молодой человек поднялся на палубу, не решаясь ступить на берег. Этого момента он ждал ужасно долго, и сейчас самое ужасное было прощаться с ним. Вдруг все, что фантазия подарило будет в один момент рассыпано и потеряно?
Можно и повременить...
К тому же, пока Трейси посвящал себя своим же мыслям, произошло немало: путником никто не встретил, а Оним тем временем радушно пригласил гостей к себе, не забыв упомянуть, что приглашение - вещь дорогая и одной анкетой не окупается. Около получаса участники провели в дебатах, а после и вовсе разошлись по острову. В этот момент Дориан ступил на горячую землю острова, сошел с пристани не взяв с собой ничего и побрел по побережью, пиная песок ногами...

--->Побережье.

+1

32

начало игры


Кто-то не мыслит своей жизни без чашечки пятичасового чая с молоком, кто-то – без кардиостимулятора, Уайр же и недели не мог прожить без того, чтобы вляпаться в очередную крупную аферу. Ступив на борт «Королевы Виктории», Рис сразу же приступил к работе, первым этапом которой был сбор информации. Само собой, это не мешало молодому человеку наслаждаться всеми благами цивилизации, не доступными обычным смертным со среднегодовым доходом в тридцать тысяч долларов США.
На протяжении всего путешествия Уайр пил, ел, наблюдал, улыбался, поддерживал беседы на любые темы, любезно придерживал за шиворот пассажиров, застигнутых врасплох морской болезнью и отправляющих в пучину морскую всё честно съеденное и выпитое. Старался уличить момент и хотя бы по паре минут пробыть наедине с каждым из пассажиров лайнера, ведь поведение людей на публике и в доверительно-камерной компании различаются, как зомби и рассвет. Впрочем, о любом, даже самом неразговорчивом человеке профессиональному воришке многое может сказать содержимое его карманов. Рис исправно делился наблюдениями со своим старым (нет-нет, не о возрасте речь) и до неприличия близким другом. Ричард был надёжнее картотеки и любого компьютерного архива, а, кроме того, прекрасно умел анализировать. Всякий раз, передав все добытые в занятиях социальной проституцией сведения, Уайр с помощью ловкости рук обирал Гоуэра ровно на три бакса (вознаграждение) и отправлялся за новой порцией виски, интригующих историй и личностных трагедий, которые так и просились промочить чью-нибудь своевременно подставленную жилетку.
Для многих путешествие на остров мистера Онима было отпуском, для Риса же работа только начиналась.

Торжественное прибытие лайнера Уайр пропустил, как и высадку первых колонизаторов на Новую Землю. Зато он успел побриться под мерный звук шагов покидающих «Королеву Викторию» гостей мистера Онима и отыскать в хаосе своей каюты подтяжки.
Поднявшись на палубу, Рис сощурился на болезненно-яркое приветствие дневного светила. Красные от недосыпа глаза немного привыкли к солнечному свету как раз вовремя, чтобы заметить спину спускающегося на берег вчерашнего рептилоидного собутыльника. Выбранное для себя англичанином до мозга костей имя, стоило только о нём вспомнить, вызывало у Риса улыбку: – Ох уж эти аристократы, всё-то у них внезапно и через Японию. Подцепив со столика две стеклянные бутылки минеральной воды, Уайр побрёл к трапу.

― Похоже, наш рассеянный хозяин действительно нуждается в квалифицированных услугах дворецкого, а, мистер Аттерсон? ― хмыкнул Рис, выйдя из-за спины Гоуэра. В зубах дымилась сигарета.
Оглядев пристань, которая сейчас больше походила на кинговский аэропорт после нашествия лангольеров – оставленные чемоданы и больше ни души, Уайр присмотрел наиболее удобный чемодан и, последовав примеру Картмана, с комфортом устроился на чужих вещах. Лишняя бутылка минералки мешала свободному полёту жестикуляции, ― Эй, Белый Господин, ловите живительный эликсир, ― минералка улетела спасать незадачливого семьянина от вероятной жажды.
― Прекрасно выглядите, Шарлотта. Замышляете что-то эдакое на обед? Как по мне, так нет ничего опаснее женщины, имеющей свободный доступ к желудкам всех собравшихся, ― Рис выпустил в небо колечко дыма.
Все, кто каких-то пару часов назад делил с Уайром одно судно (не поймите превратно), сейчас бродили где-то в полных опасной неизвестности окрестностях. Рис переживал, волновался и совершенно точно не собирался присоединяться к поискам ключей под нервирующие звуки выстрелов.
― У меня есть минералка, пакетик арахиса и я совершенного никуда не спешу, пока зарплата исправно начисляется за каждый час, что я провожу на этом острове. Ох, мистер Картман, не говорите о еде всуе, иначе переход от арахиса к каннибализму будет резким.
Обсуждать действия мистера Онима вслух Рис не собирался, но всё же столь быстрое включение в игру было для него неожиданностью.
― Кто-то до обеда не доживёт, не завидую бедняге, умирать на голодный желудок, должно быть, неприятно.

Отредактировано Charles Jackpot (2012-10-22 02:08:40)

+3

33

- Приветствую вас, мистер Годзилла, - невозмутимо откликнулся Ричард. Его выдержки и врожденного умения держать себя в руках хватило бы, чтоб вежливейшим образом поздороваться с господином Фудзиямой, мистером Гитлером и Мальчиком-с-пальчик, никак не заметив необычность подобных имён. - Вы несомненно правы, ваш подход может обеспечить быстрый и бесповоротный успех и заслуженно несёт в себе неоспоримую привлекательность для искателей приключений.
Угодно молодому человеку очертя голову бросаться в хитросплетения ловушек мистера Онима - его право. Пронаблюдав за ним и его судьбой, можно будет лучше разобраться в происходящем на острове и в том, как мистер Оним встречает гостей.
Как хорошо, что рядом есть энергичные молодые люди - и что их запас пока не израсходован.
- Боюсь, определить маршрут большинства участниц не представляется возможным. Но я видел фигуры, удаляющиеся в сторону побережья и тех стеклянных куполов, больше всего похожих на оранжерею.
Годзилла предпочитал общество наверняка неподготовленных к жизни на острове девушек обществу бывалого вояки с пистолетом в саквояже – что ж, некоторые не переносят ощущение, что пребывают в безопасности.
Пожав плечами, Ричард перевёл взгляд на пасторально разлёгшегося на чемоданах собеседника. Этой картинке ощутимо не хватало зонтика из листьев и пары наложниц, одетых только в золотые цепочки на щиколотках.
- Я не шеф-повар, но распоряжения по части меню входят в мою компетенцию. И я обязательно учту ваши пожелания, - почему-то, когда Ричард говорил таким безупречно вежливым и доброжелательным тоном, открыто улыбаясь, люди начинали подозревать, что он что-то задумал.
И совершенно зря. Гоуэр никогда ничего не задумывал, он делал. А до тех пор он был мягок, как подушечка для иголок. Очень вежливая подушечка для иголок.
Может, стоило поменьше улыбаться на словах "Учту, обязательно учту".
Появление Уайра было обставлено с тем небрежным шиком, который всегда сопровождал его во всех неприятностях, тёмных переулках и дорогих отелях. Чуть сдвинувшись, Ричард пропустил его к удобствам из чемоданов.
- Доброе утро, мистер Джекпот, - сказал он с неощутимой, но наличествующей укоризной. В конце концов, их неофициальный контракт подразумевал круглосуточное наблюдение за участниками проекта без скидок на срочное пьянство.
- О, несомненно нуждается. Но он вряд ли обрадуется, если я слишком серьёзно возьмусь за приведение всего в порядок. Так и до упразднения всех ловушек недалеко, а то и до стопроцентной выживаемости.
Экономным движением забрав у Риса сигарету, Ричард затушил её в карманной пепельнице. Последнее дымное издыхание казалось очень неуместным на фоне ярких островных красок и солнечного утра.
Мимо прошёл молодой человек, целеустремлённый, как стрелка компаса. Ричард отметил его уход по направлению к побережью в своей серой книжечке.
Таковых книжек было у него великое множество. Были те, в которые можно заглянуть Рису или секретарше. Были те, в которые Рису было категорически запрещено совать нос (и те, о которых он не знал, так что точно не сунулся бы). И даже те, которые сам Ричард открывал, закрыв глаза. Конкретно в этой на большую часть участников были заведены небольшие дела с быстро, но узнаваемо набросанными профилями. Повинуясь неясному порыву, Ричард перелистнул на посвящённую самому себе страничку, которую, как он помнил, оставил пустой. И обнаружил кривоватую приписку: "В данный момент чахнет над своей жуткой картотекой".
Не противоречь это выбранному для общества образу, Ричард бы, усмехнувшись, ткнул Уайру под рёбра. Но пришлось просто взять у него пару орешков.

Отредактировано Mr. Utterson (2012-10-22 12:26:39)

+3

34

"Р-р-р-р-разные вещи происходят в жизни, - Гилкрайст вежливо улыбался, ничем особенно не примечательно, и ничуть не выражая приветливой миной на физиономии то, что творилось у него "на сердце", когда Теодор подошёл к нему и протянул руку, вместе с приветствием. - Вот ты просыпаешься с утра, и идёшь на вечеринку. То, ...дь, что вечеринки не бывают с утра, тебя н...я не смущает. Ты же тоже не самый умный, да? Но уже начинаешь подозревать какую-то х...ту впереди. О, е...ть, не вечеринки, а какой-то сраный утренник. Ну, плевать. Начинаешь искать знакомых. "Хэй, я Кинг-Конг!" - блондин слегка пошевелил правой ладонь с коктейльным бокалом, словно прикидывая, не стоит ли его переложить в левую руку, чтобы произвести рукопожатие. - Я без тебя, ирландское е...ло, вижу, что не будь ты гигантской макакой, ты бы сраным бананом порезался! Потому что руки старшим первыми не подают!"
- Взаимно. Годзилла, - левая верхняя конечность Карлсдэйла легко хлопнула Эрика Картмана по правому плечу, словно приветствуя в университетском братстве "людей оригинальных" и не стесняющихся выражать себя так, как им угодно.
"Дерьмо, надеюсь, рука не отсохнет теперь..."
- Благодарю, мистер Аттерсон, вы мне очень... - пришлось ловить кинутую выбравшимся под ласковое солнце - пусть и закрывающееся тучами, в виду изменений в погоде - Джекпотом бутылку воды. - Помогли.
"...дь, эти люди с особенностями, - зелёные глаза, через голову Картмана, уставились на валлийца-садовника. - Будто бы, твою мать, ограбили банк спермы или что-то такое сделали. Болея СПИДом - сдали кровь. Когда мы успели вступить в одну команду по регби, чёрт возьми?!"
- Вероятно, и не только мне, - Гил обошёл ирландца, искоса, снизу-вверх, взглянув тому в лицо при этом, безмолвно предлагая не продолжать уж точно не нужную приличному англичанину неловкую ситуацию, с учётом, что к самозваному "Кинг-Конгу" обратились "мистер Картман".
"Уверен, твои приятели, с которыми ты сидел за задними партами, и так же лишённые такой важной вещи, как мозговое кровообращение, смеются в голос. "Ха-ха", смешная шутка была, придурок. Чего и стоило ожидать".
В то, что на острове мистера Онима царит микроклимат седьмого Круга Ада - судя по словам окружающих в адрес друг друга (выстрела-то он в каюте недослышал) - британцу казалось сомнительным, вследствие чего и взаимные поддёвки собравшихся на пристани и на палубе, выглядели просто... просто как... как-то просто. Карлсдэйл старался пропускать их мимо ушей, в конце концов, если прислушаться, то выясняется, что это обычный "трёп бэк-офисных служащих", в данном случае - обслуги особняка, нанятой Онимом для гостей.
- Ох, надеюсь, секатором бросаться вы не станете, когда у меня будут проблемы с маникюром, - англичанин, уже было собравшийся уходить, обернулся на Аттерсона, немного приподняв белёсые брови, имея в виду, что тому, как дворецкому, стоит учесть пристрастие Джекпота к изображению питчера Высшей Лиги.
"Всыпь ему плетей за сараем с газонокосилками, папаш!"
- А здорово вы смотрите на вопросы собственной трудоспособности при начальстве, Чарльз, - в широкой улыбке на секунду показались под стать жемчужному костюму – фарфорово-белые зубы, несомненно, от первого до тридцать второго являющиеся "лебединой песней" стоматологического искусства.
Портленд мягко коснулся причала.
"Эй-эй! Сервис, сервис! Вот я и нашёл тех, кто должен таскать мои шмотки, правда же? Что-то я поздно сориентировался, хо-хо, - молодой человек про себя ухмыльнулся. - Ах, гадить по мелочам. Раз уж нас заперли в клетке, чего бы и нет?"
- Буду признателен, мистер Аттерсон, - светловолосая голова слегка склонилась в кивке, и, хотя Гил был далёк от мысли, что импозантный Ричард Гоуэр сам потащит его шмотки в "нумера"... с другой стороны, не доверять же это валлийцу-катапульте?

Территория вокруг особняка » Оранжерея

Отредактировано Godzilla (2012-10-23 07:44:07)

+3

35

За светской беседой джентльмены и думать забыли о лайнере, который потихоньку начал отдавать швартовы и покидать бухту. Экипаж даже не преминул попрощаться, видимо, посреди океана исчезать по-английски отнюдь не моветон. А, может, так им было приказано. В любом случае, последний шанс уплыть с острова был уже недосягаем и двигался к линии горизонта.
Но без прощания все-таки не обошлось. Солнце сверкнуло из-за облаков именно в тот момент, когда с палубы по широкой дуге вылетел какой-то предмет, казавшийся черным пятном. Преодолев солидное расстояние, он проделал тормозной путь на песке и остановился прямо у ног мистера Аттерсона.
Ящик. Обычный деревянный ящик, перевязанный бечевкой. С прицепленной к последней бирочкой "Открой меня, не открывая".

Действуйте по своему усмотрению.

+3

36

― Не переживайте, мистер Годзилла, свои обязанности я намереваюсь выполнять прилежно, но пока кусты, над которыми мне предстоит кудахтать, находятся в саду, ворота которого заперты на ключ, который утерян в одном из живописных уголков этого живописного местечка, я успею выкурить ещё одну сигарету и доесть арахис, ― Рис обожал старое доброе классовое неравенство и те эмоциональные плюшки, что оно дарит. Конечно, куда забавнее было бы, окажись в качестве прислуги какой-нибудь потомственный граф чистейших голубых кровей, но и так всё выходило вполне забавно, не каждый день увидишь Гоуэра, спокойно выслушивающего пожелания к еде от незнакомых и крайне сомнительных личностей.
― Вы там поосторожнее, ― крикнул вслед Годзилле и недовольно фыркнул, когда Ричард изъял только раскурившуюся сигарету. ― Мистер Аттерсон, я совершенно уверен, что внезапное приключение на этом прекраснейшем острове убьёт меня раньше курения. Не разлучайте нас с вредной привычкой. Или дайте, хотя бы, крекеров взамен.
Солнце припекало, морской бриз освежал солоноватым сухим ветерком, чей-то чемодан впечатывался в сидалище всеми своими латунными заклёпками, Ричард листал страницы своей серой книжечки. Одной из сонма таких же серых и таинственных. Сосредоточив внимание на лице Гоуэра, Рис выжидающе замер. Губы сами собой растянулись в довольную улыбку, когда господин дворецкий заглянул на нужную страницу. Никак не прокомментировав отсутствие комментариев от Ричарда, Уайр в благостном безмолвии протянул коллеге пакетик арахиса.
Некоторое время спустя Рис заметил, что нечто в обстановке пристани неуловимо изменилось. Начав обдумывать эту мысль, Уайр понял, что было не так – тени стало меньше. Обернувшись, молодой человек увидел силуэт истинно по-английски удаляющейся от острова «Королевы Виктории». Увлечённые созерцанием дома на холме, гости мистера Онима совсем позабыли о притаившейся в тылу последней надежде на спасение, которая теперь тихо и неотвратимо их покидала. Однако ж, радушный экипаж лайнера отправил на пристань прощальный «привет».
Проследив за траекторией падения, Рис был уверен, что этот неопознанный объект обязан размозжить чью-нибудь черепную коробку, но всё оказалось не так просто. Ящик приземлился к ногам Гоуэра, как, впрочем, и всё, с чем великому деятелю преступной стороны Лондона приходилось иметь дело.
― До Рождества далеко, а у нас уже подарки, ― Уайр соскользнул с чемодана и облепил прилетевший ящик всем своим вниманием.
― Открой меня, не открывая, ― прочитал он вслух. ― Прям Алиса и Деревообрабатывающая фабрика.
Позаглядывав ящику во все щели, Рис понял, что эта миссия невыполнима, а потому подобрал с груды чьих-то вещей странноватый агрегат непонятного назначения, но отлично подходящий для вскрытия забитых дощатых конструкций. Перефразируя Нила Армстронга, дальнейшие события можно охарактеризовать, как небольшое усилие для человека – зрелищный взрыв для всего острова.

конец игры х)

+1