And Then There Were None

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » And Then There Were None » Территория вокруг особняка » Ниша в скале


Ниша в скале

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[в разработке]

0

2

Начало игры

Вначале была… Морская  болезнь. И Довн до сих пор во всех красках чувствовала весь тот набор невероятных и захватывающих ощущений, которые испытывает человек, подхвативший этот недуг. Зеленый цвет еще не сошел с лица женщины, когда она с облегчением сошла с трапа. Это было такое счастье, ступить на твердую землю, после того, как долгое время провалялась на шезлонге, мысленно уже составляя завещание и огрызаясь на каждого, кто пытался с ней заговорить, да что там заговорить – хотя бы подумать в ее сторону! Не самое хорошее поведение для человека, которому предстоит энное время прожить с этими заговорившими в замкнутом пространстве острова. Вообще отвратительное, честно говоря, но Довн на ту минуту было плевать.
Облегчение и восторг, который она испытала, оказавшись в такой дали от Нью-Йорка, увы, были очень кратковременными и вскоре сдались под напором обычной и такой родной мизантропии.
Она с постной миной выслушала сообщение мистера Онима, вещающего о том, что шоу будет продолжаться только тогда, когда какой-нибудь Шерлок Холмс местного пошиба отыщет ключ от сада, а после и от особняка, и твердо решила, что Холмс из нее как пули из дерьма. Высказывать вслух все свои соображения по поводу тех заболеваний, которые могут сильно досаждать человеку, забавляющемуся подобным способом она не стала, но взяла на заметку. Надо запомнить: приветствие теплым не было, значит, дальнейшего хорошего обращения можно не ждать. И все-таки… это все равно лучше, чем город.
Хотя это уже начинает как-то неприятно напоминать «Повелителя мух», о, боги, мы же здесь не собираемся охотиться на диких свиней? Или… - она не стала продолжать мысль, закурила, тихо, но очень разборчиво выругалась, и двинулась туда, куда ноги бредут. В конце концов, надо проявлять инициативу, если она хочет попасть туда, где есть аспирин и холодный душ. И именно в таком порядке.
Ладно, дорогуша, соберись. Если бы ты была парнем с комплексом Наполеона и каким-то нездоровым отношением к жизни, где бы ты спрятала ключ? – Довн глубоко задумалась, споткнулась о камень, и долгую минуту вместо того, чтобы размышлять на темы первоочередной важности, прыгала на одной ноге, чертыхалась и лелеяла ушибленный мизинец.
– Да везде, черт подери, - сквозь зубы прошипела она, со злостью оглядывая пейзаж. А ведь красиво, ничего не скажешь, вот только что-то не хотелось любоваться красотами природы.
А ведь пляжного пейзажа уже и в помине нет, - вдруг дошло до нее, - Ну и где я?
Она бы продублировала вопрос вслух, если бы была уверена, что кто-нибудь ей об этом скажет. А заодно принесет кофе в термосе и сандвичи, и, возможно бутылку сангрии чтобы хоть как-то скрасить дурно начавшийся день.
Ниша, или, быть может  пещера? Отсюда не было видно в скале, выглядела очень подозрительно. И Довн не собиралась туда идти. Ни при каких обстоятельствах. Она была уверена, что там, почти наверняка есть какие-нибудь пауки-мутанты, ядовитые грибы и стадо диких орков.
И ведь почти наверняка там ничего нет. Я сюда забрела случайно. И довольно легко, если не считать ушибленный палец. Но проверить все равно стоит, надо же сохранять оптимизм и чувство юмора, - женщина мрачно усмехнулась и выкинула окурок, затушив его ногой. Интуиция вопила, что идти туда не надо. Еще интуиция вопила о том, что она же знала, знала, что ехать к черту на кулички – дурная идея и ничего хорошего из этого не выйдет, это ведь как пить дать не выйдет, а раз уж приехала, то сиди смирно, не высовывайся и собирай информацию. Нечего действовать, пока не успела освоиться!
Довн внимательно выслушала все аргументы. Сказала что-то об очевидном несовершенстве мира вообще и непонятных, пока непонятных, загадок в частности. И, продолжая описывать это все в очень мрачных и еще более нецензурных красках, все-таки двинулась в сторону углубления, решив, что, конечно, там ничего нет, но она обязана проверить. Все равно ведь делать нечего, да и если двинется дальше, то до последнего будет терзаться мыслями о том, что ключ мог быть именно там, а она, глупая и бездарная, прошла мимо, приняв голос лени за голос разума.

Отредактировано Detta Walker (2012-09-30 15:26:28)

+3

3

~лол, начало же, ну
  Лайнер был довольно крут как с наружи, так и вне. Но вот о присутствующих на судне так не выразишься. С первых же минут Элизабет стала присматриваться к участникам проекта Мистера Онима. "Никчемные существа. Даже слегка настораживает, что нас так много.. Неужели, в этом скудном мире, остались интересные личности?" - Девушка так же удивилась, когда пассажиры стали представляться своими настоящими именами. Что за вздор? Нахалы! Мистер Оним ведь не просто так придумал это правило. Какого черта они так любезны друг с другом, разоблачают себя и, в то же время, делают вид, будто им нет никакого дела до других? Такие двуликие, что тошно. "Ах, ну вот, одну уже мутит."
  Вэнсдей - и никак иначе, теперь это ее собственное имя, своя история, никакой Элизабет Точвуд! - знала, что где-то здесь, в какой-то каюте есть такие же, как она - персонал острова. Пока они не находились, или же, Вэнсди плохо искала... Но не может же быть такого: одна горничная на такой большой особняк. И правда ведь, большой. Вон там, где-то в дали, появились хоть какие-то признаки земли.
  Медленно спустившись по трапу, - в то же время, проверяя, есть ли здесь не то, чтобы WiFi, хотя бы 3G -, Аддамс внимательно выслушала сообщение, поправила шляпу и оглянулась на народ.. Хотя, его уже практически не было - большая часть половины расползлась по острову в надежде, что отыщут ключик. Вэнсди простояла минуты три, попыталась вспомнить каждое слово Мистера Онима и сделать из этого выводы. Ну, сперва нужно найти ключ - дело ясное. Но вот где? "Сообщение раздавалось эхом. Не думаю, что по всему острову понаставлены граммофоны.. Нет, проводов не видно, это было что-то другое." - На ум приходили разные мысли. Девушка хотела было пойти в сам сад, но взгляд упал на одну из участниц. Она смело зашагала в другую сторону, к скалам.
  Пройдя вслед за ней, Аддамс молча подошла к даме и встала возле нее. Впереди них была пещера, или же обычная ниша, коих полно в этой местности. "Чего это она молчит? Язык прикусила, когда ушиблась?" - Осмотреть это углубление не так-то просто. Но если здесь ничего нет, то придется искать дальше, в таких же помещениях...
- Эээм, я понимаю, что там может оказаться что угодно, и более того, кто угодно, но проверить стоит. Не зря дорога до этой ниши была не трудная. Хоть каждый день здесь чаепитие устраивай.. В общем, ты поняла мои намерения. Не знаю как ты, а я пошла. А, так ты тоже идешь, ну давай.. - ".. посмотрим, на что ты способна." - Услышав ответ от компаньонки, Вэнсдей вытащила из своей сумки телефон, разблокировала его и направила свет в темноту. Твою мать, ни чего не изменилось и дальше своего носа девушки ни черта не видели. - Меня зовут Вэнсдей, очень приятно.
  Сделав еще пару шагов, девушка остановилась и стала светить в разные стороны, пытаясь хоть что-то увидеть. Но, кроме камней, глыб и маленькой лужицы здесь ничего не было, .. ".. хотя, я что-то видела, вон там." - Уже более уверенно пройдя вперед, Аддамс лишь увидела большую паутину и какой-то предмет, отблескивающий на свету от телефона.

Отредактировано Wednesday Addams (2012-10-04 12:28:03)

+1

4

О, Довн могла бы очень долгое время тупить, взвешивая все «за» и «против» вхождения в эти чертоги мертвецов, как она уже мысленно окрестила проем. Она могла бы плюнуть все, найти площадку поровнее и улечься загорать, а то и вздремнула бы часик-другой, будь к моменту, как она проснется особняк заполнен праздными людьми, а на столе стоять горячие блинчики, принесенные заботливой бабулей-аборигенкой с соседнего острова. Еще женщину смущало то, что любой интурист, из тех, которые составили ей компанию на лайнере, может подойти и запросто пнуть только задремавшего человека. Поэтому приходилось стоять и раздумывать.
Стоило заметить то, что ниша Довн совершенно не нравилась. Живя в мегаполисе, она по-прежнему считала себя деревенской девчонкой, которой необходима природа. Оказавшись в уединении с природой, женщина осознала то, что уже начинает скучать по бесконечному шуму города. Впрочем, виновата, наверное, была все-таки не природа, а загадочный мистер Оним. Довн уже решила, что чувство юмора у него специфическое, и возжелала ему самых страшных видов смертей. Ее окликнули как раз тогда, когда она мысленно замуровывала их доброжелателя в стенах музыкального класса Нью Йоркской лечебницы для душевно больных, и женщина так увлеклась этим занятием, что при звуке чужого голоса сначала испугалась, оступилась, едва ли не сыграла в увлекательную игру для детей младшего дошкольного возраста под названием «отшиби себе задницу», затем невероятно разозлилась, а после, наконец соизволив обернуться и осмотреть подошедшую девушку с ног до головы, испытала разочарование (а где обещанные кофе и сандвичи?), смешанное с какой-то неопределенной радостью: по крайней мере, теперь она не чувствует себя последней идиоткой в мире, вдвоем заниматься идиотизмом куда увлекательнее. И безопаснее, если уж на то пошло, а Довн очень беспокоилась о сохранении себя в целости и сохранности. Не то, что бы ей уж очень нравилось ее тело и ее жизнь, но она к ним так привыкла, что расставаться ни с тем, ни с другим пока что не очень-то и хотелось.
– Кто угодно? - вместо «привет, добро пожаловать, не правда ли плохой денек, дорогуша» мрачно поинтересовалась женщина со все убывающим энтузиазмом созерцая скалу, - Ага. Здорово. Ты умеешь вдохновить на подвиги.
Ага, у меня прям азарт исследователя проснулся. Так и захотелось излазить там вдоль и поперек, написать на стенах «Здесь была Детта», устроить небольшой обвал, умереть с голоду, хотя нет, от нехватки воздуха, - мыслила Довн, как всегда, очень оптимистично. Но не падать же в глазах девчонки, которая младше ее лет на десять, да с таким энтузиазмом пытается рваться в бой.
Ладно, Стен-бэби, ты все равно собиралась туда идти. Рано или поздно, так или иначе, но собиралась же, и не смей врать самой себе. Ты не такая трусиха, какой пытаешься себя выставить. Осталось только решить, что правильнее – сунуться сразу обеим, или же одна должна постоять снаружи, в случае каких-нибудь приятных неожиданностей. А то что-то я их после доброго «здравствуйте» ожидаю на каждом шагу. И камень тот специально положили, факт, чтобы какой-нибудь юный натуралист об него запнулся, -то, что Довн одна из немногих своих знакомых умудрялась сшибать все предметы, стоящие на ее пути, ее не волновало. Тот камень был положен посреди дороги специально.
– Угу, иду уже. Но если нас там сожрут – помни, что я с самого начала говорила: не нравится мне эта хрень в скале, чтоб ее мамашу черти в аду драли, - воображение заботливо показало эротическую сцену совокупления чертей с камнем. Нельзя сказать, что Довн это понравилась, так что, отмахнувшись от навязчивой картинки и не обращая внимания на вопли уставшей от тяжести рюкзака спины, женщина вновь закурила и двинулась следом.
– Детта, - хмуро представилась она, и ей понравилось то, как она легко и непринужденно может называть себя чужим именем. Эта женщина может быть кем угодно, но только не зачуханной таксисткой.
Ей не нравилось находиться в темноте: ни чувства пространства, ни чувства времени, ни даже возможности хотя бы попытаться избежать столкновения с крупногабаритными предметами. Она пыталась держаться ближе к Венсдей, единственному источнику света в данный момент. Тьма словно пыталась поглотить небольшой фонарик, становилась густой, практически осязаемой. А свой собственный телефон еще на корабле превратился в бесполезный кусок пластмассы, жалобно пиликнув о разрядке. Зато у нее была зажигалка, и, если потребуется, можно будет устроить импровизированный факел или костерок, пожертвовав частью своих вещей.
– А это что еще за фигня? - вопрос был явно риторический, маловероятно, что Венсдей увидела больше, чем она. Но Довн нервничала, ей надо было говорить, - Ты можешь еще раз посветить, а то… черт, темно как у негра в заднице! - в луже жалобно хлюпнул правый кросовок, ноги ощутили неприятную ледяную влагу, - Короче, надо как-то не уляпаться в паутине мутантов, вытащить хреновину, а на свежем воздухе уже разобраться что это такое, вот что я думаю, - заявила она, делая несколько осторожных шагов вперед, и все-таки открывая зажигалку. Огонек высветил едва ли больше, чем свет телефона, но он, по крайней мере, был более привычен глазу, чем острые, режущие по сетчатке белые лучи, и Довн с облегчением поняла, что фантазия не выдала желаемое за действительное: там на самом деле что-то поблескивало, вот только понять с такого расстояния что это такое было за пределами человеческих возможностей.

+1

5

Освещая путь перед собой огнем зажигалки и подсветкой мобильного, участники начали осматриваться в поисках ключа. Очень скоро они поняли, что ниша пуста. А ведь именно отсюда всего каких-то двадцать минут назад шел звучный голос мистера Онима, и именно здесь, судя по следам на песке, был обнаружен антикварный граммофон.     
Удивишись, девушки продолжили поиски. Посветив перед собой еще, они заметили, как в песке что-то призывно сверкнуло. Взгляд упал на запачканную песком, исцарапанную зеркальную поверхность.
Вне всяких сомнений, перед ними было старинное круглое зеркальце. Подняв его и отряхнув от пыли, участницы на несколько минут отдались пустым разговорам, чтобы посетовать друг другу на прием, устроенный им мистером Онимом.
В это же мгновение позади них послышался какой-то шум. Вначале щелкнул о землю крошечный камушек, после него еще один и еще. Щелканье переросло в настоящий грохот, пыль взвилась в воздух. Выход был завален...
Девушки продолжили поиски. При должной внимательности они могли заметить на стене нечто зеленое, очень похожее на флюорисцентную краску. Что именно - разобрать без света невозможно. И вот незадача, полуденное солнце здесь никак не поможет, а погода на острове начинает портиться...

Попытаться разгрести камни или найти способ рассмотреть нечто зеленое?

Отредактировано A.N.Onym (2012-10-21 21:02:12)

0

6

[начало]
Оле искренне наслаждался морской прогулкой. Его сначала пугали размеры и великолепие лайнера, он как то к лодочкам привык больше, которые раз, два, да ко дну пойдут, а тут на те вам, великолепие какое. “Позеры,”- весело подумал мужчина, поправляя постоянно слетающую с макушки шляпу, и оглядел присутствующих. О своем решении он не пожалел ни разу, вы только посмотрите сколько интересных людей! А то, что они все были в масках- прозвищах, радовало Оле еще больше, сам он уже был готов нацепить на себя облик ворчливого хоббита, и бузить-бузить-бузить. Оле чуть не прыгал от радости предвкушения приключений, но он же взрослый мужчина, так вести себя не хорошо. Вот выйдет на берег, найдет укромное местечко, и напрыгается вдоволь. Интересно, там есть укромные местечки?
Местечек было дофига и больше, это раз. И в этих местечках был ключ, это два. Ну, если Трип все верно понял, а слушал он в пол уха, в это время, сканируя местность. О да, вот вам и отпуск мистер Трип, можете и на природе погулять, и отсортировать спокойной свои старые записи, и делать все это не в скучной городской квартирке, а на берегу океана. И самое главное, сколько общения! Оле даже не смущали унылые рыла собеседников, которые по большей части пытались убежать от неадекватного пассажира лайнера. Прическа им его не понравилась? Или шляпа… Хорошая шляпа, он её еще в Австралии купил, помнится за бешеные деньги у местного выкупил, перед очередной охотой за Киви. Гад местный, конечно, шляпа была хоть и удобная, но дырявая жуть, Оле её потом подшивал. Зато и жизнь спасла, в ней была дыра от стрелы, одного из аборигенов, которому, лицо, а точнее затылок Трипа не понравился от слова совсем. И попал тот в шляпу, а не в затылок. Вот Оле тогда побегал…
А, надо найти ключ. Фу, зачем искать ключ, кто-нибудь явно найдет его быстрее меня. У меня, отпуск. Я отдыхаю и знакомлюсь с людьми. Вот, кстати, с девушками! Вон те двое, куда они направились интересно? Им определенно нужен храбрый спутник!”
С такими отважными мыслями, мистер рыцарь, он же хмурый хоббит, он же путешественник неудачник, поправил шляпу, закинул рюкзак поудобнее, и бодрым шагом направился за девушками. И он настиг бы их много быстрее, если бы по пути не зазевался, разглядывая пригревшуюся на солнце игуану, и не потерял вследствие этого девушек из виду. Игуану он потом тоже потерял. Неудачник.
- Девушки, аууу,- неуверенно позвал мужчина, и подумал, что выглядит как маньяк-идиот. Стоит один, непонятно где, не в силах разыскать жертву. Он помялся на месте, в надежде найти хотя бы ту красивую игуану, и только потом вспомнил что он как бы тут путешественник дофига, и может паршиво, но разбираться в следах,- так что у нас тут,- вообще то, Оле столько крутился на этой полянке, что если тут и были следы девушек, он их все напрочь затоптал. Впрочем, вот эти вот с поляны выходили, а не входили как те, по которым он чуть было не ушел обратно, по ним мужчина и двинулся. Да, точно маньяк, на месте девушек он бы сам себя боялся. Он и на месте себя, себя боялся, но держал это в страшной тайне.
Правда долго играть в следопыта не пришлось, раздался страшный грохот, ладно, по мнению Оле не такой уж и страшный, ну так громыхнуло немного, да камешки посыпались, и все стихло. Трип замер на месте, пытаясь сообразить, что за горные великаны устраивают тут обвал, как вспомнил про девушек. Ой, как не хорошо получилось. Мужчина стартанул как подстреленный, помните, он убегал от лучников племя Йёту, что в Африке? Бегать этот человек умел прекрасно. Поэтому уже в скором времени, он стоял перед свежее обваленными камнями (с пылу с жару) и усиленно изображал на своем лице умственную деятельность. В голове она все равно не изображалась.
- Хэээй, народ!- сложив руки ”рупором” на пробу крикнул он. Может что выйдет, и девушки живы? Хотелось бы, чтобы они были живы, а то умереть в первый же день испытания. Нет, это грустно, но так смешно…- вы не пострадали?- и уже нормальным голосом,- хотя какой там не пострадали, они в неизвестной пещере, заваленной камнями. Везет же кому-то на приключения,- и снова громко,- я бы сходил а помощью, но вряд ли кто-то из наших соратников бросится сюда на помощь. Я попытаюсь разгрести завал… Знать бы где здесь поменьше. И вообще, вы там живы, или я разговариваю с трупами?! Или пустотой..

+1

7

Что Довн умела делать едва ли не лучше всего, так это вдохновенно материться, в красках описывая происходящую ситуацию и собственные ощущения в связи с вынужденными обстоятельствами. И сейчас, пожалуй, было самое лучшее время, чтобы показать себя в полной красе. Ей еще показалось, что она слышала какой-то неуловимый шум перед тем, как ее буквально оглушило грохотом падающих камней и почти что ослепило – если это вообще имело какое-то значение в кромешной тьме, в которой оказались женщины, - поднявшей пылью.
– Твою ж мать! - вдохновлено начала она, понимая, что сейчас есть куча вариантов развития событий. Довн могла бы впасть в истерику, начать метаться по нише, изредка врезаясь то в стены, то в ее невольную подругу по несчастью, могла бы плюхнуться на задницу и закурить, философски рассудив, что раз они уж все равно собираются умирать, то можно забить и на то, что пол ледяной и она себе явно кое что отморозит, а воздуха и без того мало, чтобы портить его сигаретным дымом. Вместо этого женщина рассмеялась хриплым нервным смехом, понимая, как глупо безудержно веселиться в такой-то обстановке, но ничего не могла с собой поделать.
Она же знала! Знала, что так будет! Еще в те славные минуты, когда раздумывала над тем, чтобы забить на все и улечься спать под ближайшим кустом. Знала и про то, что их обязательно завалит, стоит только зайти подальше, так, чтобы выхода обратно не было, знала и про надпись на стенах. Даже обиделась чуть-чуть, что ее самые лучшие идеи забирают до того, как она успевает воплотить их в жизнь, да что там, хотя бы озвучить.
Она еще пару раз нервно хихикнула и, наконец, успокоилась, позволив поселиться в голове более или менее рациональным мыслям.
«Успокаивайся, дорогуша, и начинай думать – за тебя этого никто не сделает. Наверняка эта англосаксоночка уже решила, что находится с конченной психопаткой в замкнутом пространстве, факт». - ей в общем-то дела не было, что о ней подумают другие люди, а тем более – англичане. Вообще меньше этого женщину интересовали разве что курсы для начинающих садоводов-любителей, неспелая репа, да болезни мочеиспускательного тракта. Но так было… проще? Проще успокоиться, взять себя в руке, не носиться кругами, изображая загнанного в угол таракана, а просто застыть, стараясь придать лицу как можно более беспристрастное выражение, что, впрочем, не имело никакого значения.
– Краска. Светящаяся. Разглядеть, - флегматично сообщила она, обращаясь к стене. Едва ли снова не заржала, понимая, как это звучит. Но, по крайней мере, в ее обрывочных фразах был хоть какой-то смысл, могла бы ляпнуть и что-нибудь похуже.
«Ну, давай, вспоминай, не зря же в школе ты впихнула в себя хренову прорву знаний, а потом еще чуть-чуть в довесок. Судя по тому, что ее итак видно, то накапливает энергию от дневного света, ага, хрен тебе а не дневной свет», - она потерла виски, собираясь с мыслями. Мыслям это очень не нравилось. Они-то как раз хотели солнечного света, а не решать глупые головоломки. Она вообще уже давно приучилась мыслить простыми категориями, и, сказать, что острая необходимость думать стала для нее очень неприятной неожиданностью – значит ничего не сказать, - «Вот ты сейчас себе голову проломаешь, а там какая-нибудь хрень окажется. Доисторические пошлые рисунки, или послание… из серии «Надо было держать дистанцию» или «А я же говорил!» или, быть может, «А вот попробуй отсюда уйти», да что угодно»…
Женщина грубо ругнулась, отгоняя совершенно ненужные мысли, задумалась еще на полминуты.
«Ладно, хрен с вами. Попробуем сообразить прожектор, помня о каком-то там рассеивании лучей, отражательной хреновине и прочем дерьме, знания о котором каким-то образом уместились в моей голове. Для чего иначе здесь зеркало? Тонкий намек на то, что мне пора следить за собой? Или кровавую Мэри вызывать? Тьху, блин, чтоб вы сдохли все со своими загадками», - она окончательно психанула, и, понимая, что готова душу продать за один единственный перекур, подошла к заваленному выходу, разглядывая его так, что будь он одушевленным и разумным предметом – обязательно поспешил бы исчезнуть. Сию же секунду.
– Ладно, фиг с тобой, лебедь белый, - обращаясь к особо не понравившемуся ей булыжнику, обратилась Довн, таким тоном, словно собиралась прочесть ему лекцию о его совершенно непристойном поведении, - Да будет свет, мать вашу, - и с силой саданула по верхнему камню, который показался ей менее устойчивым. Было больно, но, кажется, она себе ничего не повредила. Даже ругаться не сильно стала, что уже можно было причислить к личным достижением. Результат не сильно впечатлил, сверху посыпались еще несколько мелких камушков, но по крайней мере, тусклый солнечный луч вернулся обратно. Она еще смела думать, что здесь темно, когда они только зашли? Нет, она действительно так думала?
Вдруг послышался чей-то через чур бодрый голос. Она подавила в себе желание оборвать его на первом же слове – не в том сейчас положении, чтобы хамить незнакомым лицам, но человек, чей голос звучит так, будто бы он задался целью быть жизнерадостным при любых обстоятельствах вообще не внушал у нее доверия. Женщина приподняла бровь, слегка охренев от подобного обращения. Хорошо хоть ее мимических потуг никто не видел, за это, пожалуй, можно было сказать большое спасибо темноте.
– C трупами! И с пустотой! - добавив в голос как можно больше жизнерадостности, свойственной ее невидимому собеседнику заорала она. Жизнерадостность не очень-то получилось. У нее вообще хорошо только хамить получалось, ну да ладно, и так сойдет, – Да нет, что ты, сладенький, иди своей дорогой, у нас тут девичник, - тихо буркнула она, но увеличивать громкость не стала. А то вдруг и правда пойдет, вместо этого выдавила из себя довольно тихое спасибо, и уже чуть громче крикнула, - Меньше где-то сверху. Найду, блин, того гада, который пересрать все вздумал… - она не стала распространяться о планах мести, но уже твердо решила, что когда, если, она встретиться с «тем гадом», то ему сильно не поздоровится. Если к тому моменту она, конечно, не истратит свой запал всеобъемлющей ненависти. Одним словом, если ее не покормят, - Ты только не толкай, а тяни, не хотелось бы сдохнуть не от нехватки воздуха, а от булыжника, сбитого на голову каким-нибудь прид… доброжелателем, - как можно более вежливо посоветовала она и обернулась к англичанке, надеясь, что та еще в добром здравии, - Венсдей, правильно? Ты умеешь солнечных зайчиков пускать? - хихикнула, понимая абсурдность предложения и поспешила аргументировать, - Там, типа погода портится. Еще немного – и солнца вообще не будет. А тут слово из трех букв на стене намалевано, что-то мне кажется, что мы должны его прочитать. Короче, там добрый самаритянин объявился, мы как-нибудь разгребем завал, а ты попробуй осветить стенку, ага?

Отредактировано Detta Walker (2012-10-31 23:41:41)

+1


Вы здесь » And Then There Were None » Территория вокруг особняка » Ниша в скале